Фаннур Сафин - поэт, писатель, член Союза писателей Татарстана

Счастлив тот поэт, чья судьба – любовь ко всему сущему на свете, чья жизнь-безраздельное воспевание своего Отечества.

Фаннур Шайхенурович Сафин (1948-1993) был именно одним из таких счастливцев. И недаром, как вспоминал Рафаэль Мустафин, польский литературовед и поэт-переводчик Юрий Велюнский, готовя антологию мировой поэзии, вышедшую на польском и английском языках, выбрал именно Фаннура Сафина в числе трех татарских поэтов, наравне с Габдуллой Тукаем и Мусой Джалилем.

Да, бесспорно, Фаннур Шайхенурович был поэтом весьма талантливым и глубоко национальным. Его книги стихотворений «Кеше юлга чыкса» («Человек выходит в путь», 1976), «Сез кемнер?» («Кто вы такие?», 1980), «Тынлык» («Тишина», 1982), «Кукчечек» («Василек», 1985), «Чечек Гомере» («Жизнь цветка», 1988), «Янгыр малае» («Сын дождя», 1993) нашли своего благодарного читателя. 

Любимыми в народе стали и его песни. И очень отрадно, что Фаннур в самом начале рождения своего поэтического таланта имел ярко выраженный голос и первые же его «пионерские» стихи, вышедшие на страницах газеты «Яшь ленинчы», зазвучали обнадеживающе уверенно, благодаря чему он был рано замечен и обласкан такими маститыми татарскими поэтами, как Сибгат Хаким, Ильдар Юзеев, Шаукат Галлиев.

А в чем же истоки этого редкостного успеха? Конечно же, в любви к родному краю! Конечно же в том, что он прекрасно знал и умело применял пейзажные образы в своих произведениях. Основательно изучив традиционные образы татарской литературы, умело используя в своих стихах как пейзажные мотивы, образы-символы, так и картины природы, Фаннур Сафин старался внести и свой вклад в их развитие. И это ему удавалось. Возьмем хотя бы лишь один образ – образ ветра, который у него имеет богатые и разнообразные чувственные оттенки, начиная с шепотливого ветерка, кончая грозными бурями и ураганами. 

Традиционно образ ветра в татарской поэзии является символом разлуки, печали, недобрых вестей, бродяжного духа. Для краткости приведу примеры из произведений только одного сборника стихотворений, названной «Кукчечек» («Василек») и ставшей, последней прижизненной книгой. В стихотворении «Раздумья у дуба» поэт опирается на общепринятый символ-образ ветра, передающего печальное, тревожное состояние души, но в конце текста появляется уже новый оттенок, несущий светлые чувства и перерастающий из «продувающего ветра» в «счастья ветер». 

В стихотворении «Что делать душе?» поэт задает риторический вопрос самому себе: 

«…Нужно ли страдать, опять пытаясь
Избежать бураны те спеша,
Коим поклоняется душа?...»


Да, мятежная душа порой ищет спасенья даже в буранах, но ведь бураны и ветра бывают не только злыми, беспощадными, а такими, как в стихах Фаннура – и добрыми, как и вся природа рассветная: 

Как чисто небо и как щедро солнце.
В лучах рассвета нежится земля.
Дыханье утра – сладостные ветры! –
Целительный нет мига для меня.
(«Пусть Отчизна садами покроется».)


Они умеют и поддержать лирического героя в критическое для него минуты жизни, как в стихотворении «Ищу тебя»:

…Тебя искал я и в степях далеких,
Где находил и тотчас же терял.
-Не падай духом! – подгоняли ветры,
И я ветрам рассветным доверял…

Не остается в долгу и сам лирический герой, беззаветно любящий природу, свою деревню, свой родной край, без которых он не представляет своей жизни: 

В лугах, цветеньем летним обуянных,
Стоят озера юности моей,
Куда спешат ветра воспоминаний,
Чтобы утешить грустных лебедей…
(«Пару лебедей вновь вспоминаю».)

Не остались в стороне от внимания поэта и нещадные военные ветра, как например, в стихотворении «Памяти Фарита Яруллина»:

Плакала душа навзрыд. И песня,
Встрепенувшись, билась невпопад!
Ах, как вьюгою огненной, нездешней,
Дух войны нас принял пытать!..

Однако, опять же светлые ноты берут верх и через несколько страниц, ветры преображаются и уже несут вести радостные для людей: 

Ветры рады: - Герои вернулись,
Жив их путь, их тропинки живы!
Вот со мной заодно улыбнулись
Даже ветви цветущих рябин…

И поэтому, наверное, всегда надеясь на лучшее, поэт не осуждает ветра за их грусть, печаль, иногда даже злобный нрав, а видит в них современника, единомышленника и частенько дружески переходит на «ты»

Только что был злобно-весел,
Был даже льву подобным,
Будто судьбе заперечил
Снова друг мой бездомный…
Нынче ж, играть спеша,
Будто бы это – не ты,
Похож ты как на малыша,
Сбирающего цветы!
(«Ревнивый ветер».)

И все же, Фаннур Сафин, в большинстве своих произведений придерживается традиционных приемов использования пейзажных образов. Впрочем, судьба к нему была довольно суровой, иначе разве бы ушел он из жизни в свои, совсем еще юные для писателя, сорок четыре года. Всего-то сорок четыре… Поэтому, поэта-лирика, поэта-философа, не успевшего полностью раскрыться и осуществиться в своих стихах, предстает пронзительно точным образом – символом, изображенным им же самим: 

Весен просит и денно, и нощно
Сердце-клен на осеннем ветру…

Эти строки приведены из стихотворения, названного «Погаснет ли?». И если кто-нибудь сегодня осмелится спросить меня: «Погаснет ли свет поэзии Фаннура Сафина?», - то я без тени сомнения отвечу: «Нет, не погаснет!» Он был рожден поэзией и для поэзии, и останется поэтом навека. 

Опубликовано в газете "Республика Татарстан", 15 июля 2005 г. Информация с официального сервера Республики Татарстан
Copyright © 2003-2017
Обнаружили ошибку? Выделите слово или предложение и нажмите CTRL+ENTER
Яндекс цитирования